Танец длинною в жизнь.

Ночная тишина. Город спит глубоким сном, отдыхая от дневных забот. Но в эту ночь спали не все. Молодой человек лежал в своей постели обнимая мирно посапывающую жену. Он смотел на неё задумчивым взглядом, словно пытаясь понять что-то для себя. Сколько тепла было в его глазах, передать невозможно, не найти нужных слов, чтобы описать. Парень, чуть дыша, наблюдал за тем, как пушинка, поднятая в высь ветром, что проник через открытое окно, медленно опускалась на руку жены. Игорь, именно так зовут нашего героя, легонько снял пушок, дунул на него, давая ему возможность ещё раз насладиться моментом полёта, и вернулся к прежнему занятию.

 

Перрон. Поезд только что остановил свой ход. Вокруг толкотня. Среди всей этой вокзальной суеты стоит девушка. Копна рыжих волос, чуть курносый носик и веснушки на щеках. Ветер-озорник теребит юбку цвета чайной розы, и волосы, словно языки пламени, метались в разные стороны от порывов маленькой стихии.

Девушка стояла и ждала. Её взгляд бегал от одного вагона к другому, он искал, ждал, кричал и звал. Вот из третьего вагона показался мундир, она подалась чуть вперёд, но в мундире был не он, нет, и она остановилась. Её взор, обретший было счастье, потух. Он опустился ниц, на землю, и с новой силой, остервенелой, бросился опять туда, в даль, на вагоны, и увидел, заметил, что мундир ставит на перрон инвалидную коляску, а потом заходит обратно в вагон и выходит уже не один, а с ним, с тем самым, кого она здесь ждала.

Рыжеволосая бестия ринулась вперёд, то и дело сталкиваясь с людьми, подбежала к солдату на инвалидной коляске, опустилась на колени и припала к его ногам, точнее к тому, что от них осталось. По её веснушчатым щекам текли слёзы радости и боли. Радость, что дождалась, и боль, что дождалась его таким. Она целовала его руки и преданно заглядывала ему в лицо, а он с трепетом и благодарностью принимал эти поцелуи, как божий дар, свалившийся с небес.

— Шурка… Шурка — это ты?! — ели смог он вытащить из себя слова, так как ком подкатившийся к горлу мешал ему говорить.

— Конечно это я, дурашка! Какой же ты дурашка! Игорь, я тебя так ждала!

— Но я же… вот, — Игорь показал руками на свои культи, — калека. Зачем я тебе такой?

— Дурашка! Я люблю тебя любым. Ты мой, а я твоя! Или ты забыл?

— Да, я твой всецело, а ты моя.

 

Игорь лежал в ночном полумраке и смотрел на свою жену, как мирно и тихо она спит. Благодарил небеса, что послали ему это счастье. Её ресницы задрожали и веки отварились, Шура проснулась.

— Ты чего не спишь, дурашка?

— Тобой любуюсь.

Она прыснула озорным детским смехом, обняла его крепко-крепко и сказала:

— Какой же ты дурашка! Давай спать.

Положила голову ему на плечо и блаженно закрыла глаза. А Игорь, наслаждаясь её теплом и чувствуя стук любящего сердца Шурки, тоже закрыл глаза и медленно стал проваливаться во власть Морфея, где вновь увидет её, Шурку, и пригласит девушку на танец длинною в жизнь.

Обсудить у себя 1
Комментарии (2)

благодарю

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

Garuda
Garuda
Была на сайте никогда
Родилась: 17 Сентября
Читателей: 43 Опыт: 0 Карма: 1
Я в клубах
Новичкам MyPage.Ru Пользователь клуба
css дизайны от naruto_kun Пользователь клуба
Санкт-Петербург Пользователь клуба
все 34 Мои друзья